Ребенок нигяр и ибрагима

Великолепный век. Дорога к жизни (книга). запись закреплена

(Автор: Вера Воскресенская. Предполагаемый монолог дочери Ибрагима и Нигяр)

Я Эсманур, желанная дочь Великого османского визиря Паргалы Ибрагима-паши и его женщины Нигяр-хатун, появившаяся на свет в 1532 году.

В 1536 году, когда казнили моего отца, меня, его незаконнорождённую дочь, навсегда перевезли в Паргу к его брату Нико и отцу Манолису. Я плохо помню лицо матери, бывшей главной калфы при гареме султана Сулеймана Великолепного, так как мне не удалось долго пожить рядом с ней, но лица, особенно взгляда своего отца, я никогда не забуду.

Я стала плодом запретной любви Великого визиря и гаремной калфы, моих отца и матери. После моего рождения законная супруга отца, Хатидже-султан, передала меня в руки служанки-кормилицы, которая отвезла доверенного ей ребёнка в маленький дом далеко от столицы империи и воспитывала меня как родную дочь, дав имя Кадер, что значит Судьба. Я помню её тёплые руки и нежный взгляд, помню, как она ласково называла меня «моя родная девочка». И моё первое слово — мама — было обращено именно к ней. Я забыла её имя, но запомнила в свои два-три года, что это был самый близкий для меня человек. Теперь я не знаю, где она, что стало с ней и её детьми, которые иногда играли со мной в маленьком саду нашего домика.

В 1535 году я впервые увидела отца: он пришёл в дом, где я жила с кормилицей, а потом увёз меня в свой дворец. Отец не знал, что я жива: сразу же после моего рождения матери сказали, что ребёнок родился мёртвым, а отцу Хатидже-султан солгала про то, что меня похоронили на кладбище для бедных. Отец через несколько месяцев нашёл могилу, где якобы захоронена его младшая дочь, но могила оказалась пустой.

Я помню, как познакомилась с отцом: высокий и очень крупный человек, как мне тогда казалось, дремал рядом с моей кроватью, когда я болела. Я испугалась его, но этот человек, проснувшись, взял меня на руки, смотря на меня добрыми глазами, будто бы излучавшими тёплый свет. В комнате тогда тоже было светло: по стенам скользили лучи утреннего солнца, но яркий любящий взгляд отца затмил даже их. Отец дал мне новое имя — Эсманур — свет дарящая. Затем отец каждый день навещал меня, а через несколько дней решил привести в свой дворец. Я отдалённо помню, как во дворце я увидела хрупкую изящную женщину с мрачным взглядом и двоих детей, которые были немного старше меня. Позже дядя рассказал мне, что этой женщиной была Хатидже-султан, сестра великого султана Сулеймана, приказавшая казнить мою мать после моего рождения, и дети Паргалы — Осман и Хуриджихан. Отец хотел познакомить меня с братом и сестрой, но его жена приказала поселить меня в другом доме, подальше от дворца, чтобы её дети, члены Династии Османов, не знали о незаконном «позоре» своего отца.

Так я снова осталась на попечении кормилицы. Отец очень любил меня, старался каждый вечер проводить рядом с младшей и самой любимой дочерью. Я запомнила, как он играл со мной с самодельным деревянным корабликом, рассказывая, что этот кораблик унесёт нас далеко-далеко от всех горестей в красивую и счастливую страну, где всегда царит солнце, добро и справедливость.

С мамой я познакомилась незадолго до казни отца. Впервые она увидела меня поздней ночью в гареме, но не догадалась, что перед ней — её дочь, которую она считала убитой. Я тогда очень хотела пить, встала со своей кроватки и пошла туда, куда смотрели мои глаза. В итоге я оказалась в большой пустой комнате — этой комнатой были покои гарема султана Сулеймана — и попросила воды у какой-то женщины. Этой женщиной, как позже выяснилось, была моя мать, Нигяр-хатун. Потом отец разрешил ей видеться со мной, и мать, накопив и продав все драгоценности, решила увести меня на свою Родину, к реке Дунаю, подальше от Османской империи, где я, кроме отца и матери, была никому не нужна и, повзрослев, стала бы всеми презираема из-за своего положения: внебрачная дочь Великого визиря и калфы. Но матери не удалось осуществить свой план: Ибрагим-паша узнал про него и навсегда разлучил меня с матерью.

Читайте также:  Печенье жучки рецепт с фото без дрожжей

Через год отца казнили. Мать выслали за пределы столицы. Я снова осталась совсем одинокой и не нужной никому. Кормилица не могла обеспечить моё будущее. Единственным человеком, который мне помог, был Матракчи Насух-эфенди, давний друг отца: именно он решил отправить меня в Паргу к дяде Нико. После смерти отца его брата-близнеца и моего деда выслали из Османской империи на Родину в Грецию: отец стал считаться государственным изменником и его греческим родственникам не было более места в империи. Матракчи, в последний раз поцеловав меня в лоб, вспоминая про любовь Ибрагима и Нигяр, пожелал мне счастливого плавания на корабле и удачи на Родине отца, подальше от наполненной кровью Османской империи. Тем более, Насух-эфенди чувствовал ответственность передо мной — ведь какое-то время моя мать была его фиктивной женой. С того дня я больше никогда не видела этого доброго и мудрого человека.

Через несколько дней я сошла на берег Парги под новым именем — Алкмена, что значит луна. Дядя принял меня в своём доме с радостью, как и мой дедушка. В Парге дядя сразу же женился после возвращения из Османской империи на небогатой, честной и доброй женщине, для которой я стала дочерью. Я не знала, что такое жить в богатстве и почёте, поэтому бедный дом на берегу моря стал для меня Раем и свободой. Дядя рассказывал мне об отце, о его достижениях в службе государству, о его любимых скрипичных мелодиях и о Нигяр — женщине, в которой Ибрагим на несколько лет нашёл свою радость и утешение. Про своих брата и сестру я ничего не знала: живы они или нет, что стало с ними. Да и они были для меня очень далёкими. Единственное, что осталось в моей памяти, — их имена. Слышала только, что их мать, Хатидже, после смерти моего отца убила себя. Но её судьба была мне безразлична. Более того: я испытывала отвращение к женщине, которая чуть не убила мою мать, а меня называла «позором» Великого визиря.

В семнадцать лет я по собственной воле вышла замуж за местного рыбака: с ним я познакомилась после прибытия в Паргу. Мне тогда было пять лет, а ему — десять. Нас сблизили общие интересы и любовь к морю. Сначала он был для меня лучшим другом и почти братом, а в юности стал моим возлюбленным и потом — мужем.

Мы живём не очень богато, но наш дом полон радости: у нас есть дети, своё хозяйство. Муж ловит рыбу, я пеку хлеб для продажи: как когда-то моя бабушка, мать моего отца и дяди. Наш сын, как и его знаменитый дед, прекрасно играет на скрипке, а дочь, как и её бабушка, Нигяр, такая же добрая и всегда готовая помочь другим людям.

Читайте также:  Пряники на инвертном сиропе

Я счастлива, что судьба унесла меня из Османской империи, где было очень мало настоящей любви; где родители шли против собственных детей, а дети — против родителей; где редко ценились верность и преданность и люди выживали благодаря интригам и людским жертвам. Я забыла османский язык, едва научившись говорить на нём.

У меня было три имени: Кадер, Эсманур и Алкмена. Все они связаны с луной, на которую я часто смотрю по ночам и благодарю Судьбу за своё счастье и свободу.

Эсманур (в младенчестве названная Кадер) была дочерью Ибрагима-паши и Нигяр-калфы в сериале «Великолепный век». И у этой девочки была печальная судьба. С матерью ее разлучили, а отца казнили. Сама же девочка пропала. Но куда? Чтобы в этом разобраться, нужно вспомнить события в сериале.

Эсманур воспитывалась в доме, купленном Ибрагимом-пашой. Воспитывалась внимательной няней. Отец к ней регулярно заходил. А вот мать, Нигяр, была выдана замуж за Рустема-пашу и отбыла с ним в провинцию, где тот служил санджакбеем.

Но потом Ибрагима-пашу казнили по приказу султана Сулеймана, а Матракчи, его преданный друг, решил позаботиться об Эсманур. И он девочку, вместе с её няней, посадил на корабль, который должен был отвести их в Паргу — греческий город, откуда был родом Ибрагим, и где, получается, в то время снова жили его отец и брат-близнец Нико.

Ибрагим-паша с Эсманур

Почему Матракчи не отдал девочку ее родной матери Нигяр? Дело в том, что все произошло внезапно, неожиданно. Нигяр была за много километров от столицы. А жизни девочки, возможно, что-то угрожало. Ведь если султан Сулейман избавился от Ибрагима, то, возможно, решит избавиться и от его незаконнорожденного ребенка (Эсманур). Кроме того, по законам ислама замужняя женщина не может брать с собой в семью мужа детей от предыдущих браков. Рустем бы никогда не позволил жить Эсманур (ребенку его злейшего врага) с ним в одном доме.

Матракчи поступил так, как должен был добрый мусульманин в такой ситуации. Он отправил девочку к семье его отца. Можно догадаться, что отец Ибрагима и его брат жили в те времена уже не плохо, Ибрагим им помогал деньгами (ведь Ибрагим-паша был баснословно богат, богаче был только султан в Османской империи) .

Думаю, что до места назначения няня с ребенком доплыли. Ну а Нигяр, после развода с Рустемом, не нашла их семью только потому, что те переехали. И никто из соседей не знал — куда именно. Вероятно отец и Нико хотели уберечь ребенка от пересудов, а быть может боялись, что султан пришлет своих людей сюда за девочкой, чтобы ее забрать.

Вероятно, они вырастили ребенка, как христианку, поскольку сами являлись христианами. Возможно, даже сменили ее имя на христианское. Но вряд ли стали скрывать от нее имя настоящего отца. Все-таки Ибрагим-паша был не последним человеком в Османской империи. И им можно было гордиться.

Как все было в реальной истории

Кто-то считает, что прототипом Нигяр-калфы является Мухсине — женщина, которая, по истории, являлась то ли любовницей, то ли женой паши. И у них был общий сын. Но он умер в детском возрасте, через 3 года после казни его отца. Эсманур — это вымышленный персонаж.

Кто досмотрел ВВ — тот герой. Я тоже героиня)))

Этот сезон показался мне более приближенным к реалиям, правда, он такой депрессивный. Одни потери. Что поделаешь, закат жизни .

Читайте также:  Почему тесто на кефире не пропекается?

У меня было несколько попыток досмотреть, но Вахиде Перчин совсем не нравилась. В итоге смирилась и без перемоток все произошло))))))))

Сериал вызывал разные чувства, одно время сильно раздражали почти все герои, кроме Сюмбюля. А сейчас грустно, что он закончился.

Про Роксолану и Сулеймана я многое знала до сериала, а вот про других реальных героев -нет.Оказывается, Дайе-хатун не вымышленный персонаж.

На самом деле Дайе Хатун была молочной матерью шехзаде Мехмета (сына Сулеймана и
Хюррем). Известно о том, что Хюррем султан всегда благоволила к Дайе, оказывала ей почести и выражала благодарность за защиту её самой и её детей. Об этом свидетельствуют факты в книге «Исторический справочник Кягитхане».

Дайе Хатун умерла в 1543 году от депрессии. Но до этого она успела построить мечеть, хамам и школу.

Расходы на построение этих объектов были покрыты за счет доходов фонда Хасеки Хюррем Султан. В книге мечети, во дворе которой похоронена сама Дайе Хатун, есть такая запись: «Владелицей этой мечети является Дайе (няня) Султана Мехмета. Да ниспошлет Аллах покоя ее душе. Кто помянет ее молитвами, пусть того в Раю Аллах посадит рядом с пророками».

Школа Дайе — хатун давала образование детям из бедных семей на протяжении многих веков и продолжала функционировать в первой половине 20 века , во второй половине в здании школы располагались : станция жандармерии, пекарня, мэрия, дом бракосочетаний, почтовое отделение, пожарная часть и даже мясной и бакалейный магазин. После этого нижние этажи начали использовать местные торговцы в качестве мелких магазинов. В 1999 году, когда хотели снести пристройки и само здание, с тем чтобы начать строительство общественного туалета, руины старой школы привлекли внимание и работы были остановлены. Старые фотографии и открытки, в том числе фотография 1890 года, сделанная Братьями Абдуллах для Абдульхамида 2, помогла опознать в них Начальную Школу Дайе Хатун.

Начальная школа была возрождена в период 2007-2010 годов, в настоящее время является городским музеем и информационно-документационным центром в Кагитхане. Сейчас в ней выставлены произведения искусства, повествующие о последнем периоде Великолепного Века и Тюльпанового Периода.
К сожалению, история и время оказались не так милосердны в отношении хамама Дайе-хатун . В 1974 году в конце проспекта Эйюп Султан были обнаружены остатки развалин . Чуть позже на этом месте было построено здание, которое до сих пор используется, как склад.

Нигяр-калфа — собирательный образ.

У Ибрагима и Хатидже это был второй брак. Первой женой Ибрагима-паши была некая Мухсине, девушка из довольно зажиточной семьи и она была свободной женщиной (это означает, что Ибрагиму пришлось ее добиваться и заплатить за нее калым).

Некоторые исследователи считают, что Мухсине не была его женой, а любовницей. Но сохранились доказательства того, что Мухсине действительно была первой женой Ибрагима-паши и умерла она при рождении их дочери.

Перевод фотографии: «Построено в 1532 году Мимар Коджа Синаном по заказу женщины Садразама Макбуль («фаворит» и «maktul» — «убиенный») Ибрагим Паши — Мухсине Хатун.

Она называется «Мечеть супруги Ибрагима Паши» или «Мечеть Мухсине Хатун» и спроектирована Мимаром Синаном и др. архитекторами того времени.
Используются в наши дни лишь мечеть-комплекс и фонтаны.

Сценарист Мераль Окай решила добавить перчика в сериал в виде запретной любви и назвала любовницу Ибрагима-паши именем исследовательницы Нигяр Анафарта , которой удалось найти любовную переписку великого визиря.

Так появилась в Великолепном веке Нигяр-калфа.

Оцените статью
Добавить комментарий

Adblock detector